• Переводчик 13, 2013
    Переводчик 13, 2013

  • Переводчик 12, 2012
    Переводчик 12, 2012

 
  • Г. Головатый. Избранное. Том I.
    Г. Головатый. Избранное. Том I.

  • Г. Граубин. Светлая любовь моя
    Г. Граубин. Светлая любовь моя

В копилку переводчика
Цыпилма Дылыкова. «Осень» Пушкина – на латыни…


Переводчик: Андрей Куряшкин


«Осень» Пушкина – на латыни…

 

Андрей Куряшкин, автор поэтического перевода отрывков из стихотворения А. С. Пушкина «Осень», не только с интересом самостоятельно изучает латинский язык, но и занимается переводом поэтов-классиков (А. Пушкин, Ю. Лермонтов, А. Блок и др.)[1] на латынь.

          Известное произведение Пушкина «Осень» написано в 1833 году. Осень – его любимое время года, поэтому поэт описывал «унылую пору, очей очарованье» с необычайной убедительностью и эмоциональностью. Андрею Куряшкину предстояло не только передать главную мысль и настроение оригинала, но и, самое главное, сохранить неповторимый колорит в описании осенней природы. Переводчику, на наш взгляд, удалось достаточно точно отобразить при переводе незабываемые впечатления поэта, его чувства: «прощальная краса (adeuns ornatus), природы увяданье (naturae languor), редкий солнца луч (sol rarius)».

Стоит обратить внимание и на своеобразную рифмовку «Осени», сохраненную переводчиком. Рассмотрим более подробно известную строфу стихотворения:

 

VII.

   

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса?

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса,

В их сенях ветра шум и свежее дыханье,

И мглой волнистою покрыты небеса,

И редкий солнца луч, и первые морозы,

И отдаленные седой зимы угрозы.

 

O maestum tempus, venustatem oculorum!

Iucundus mihi tuus adeuns ornatus.

Naturae delector magnifico languore.

Amoenus lucus auratus purpuratus.

In ramis stridula flatura flat frigore,

In caelo fluit fumus nubibus undatus,

Sol rarius, priores iam gelationes,

Remota etiam hieme minationes.

 

Подстрочный перевод

 

О, унылое время, привлекательность очей!

Приятна мне твоя уходящая краса.

Природы восхищаюсь роскошным увяданьем.

Прелестный лес в золотом и пурпурном одеянии.

На ветвях шумящее дуновение (ветра) веет свежестью,

На небе клубится пар туманом встревоженный,

Свет солнца реже, первые уже морозы,

Отдаленные также зимы угрозы.

 

Так, 1-ая, 3-я и 5-я строчки строфы оригинала рифмуются между собой («очарованье», «увяданье», «дыханье»); вторая – с 4-ой и 6-ой («краса», «леса», «небеса»); последние две – друг с другом («морозы», «угрозы»). Такая последовательность проведена через все произведение. Стихотворение Пушкина представлено отдельными строфами, по восемь стихов в каждой. Переводчику удалось сохранить эту удивительную особенность рифмовки оригинала: 1-ая, 3-я, 5-я строчки – «oculorum», «languore», «frigore»; 4-я, 6-я – «ornatus», «purpuratus», «undatus»; 7-я и 8-я – «gelationes», «minationes», что в целом придает переводу цельный и законченный характер.

Очевидно, что переводчик также не забывает и про элемент персонификации в четвертой строчке оригинала: «В багрец и в золото одетые леса» – «Amoenus lucus auratus purpuratus» (Прелестный лес в золотом и пурпурном одеянии).

Представляется, что определенную сложность при переводе могло вызвать в пятой строчке сочетание «в их сенях». Устаревшему слову «сень» в значении «то, что покрывает, укрывает кого-что-н.» не представляется возможным найти точный синоним в латыни. Тем не менее, переводчику удалось подобрать слово «ramus» («ветвь, ветка, сук; дерево или куст; листва») в какой-то степени выражающее образность и емкость данной строчки оригинала, а также способствующее сохранению приема аллитерации для описания шума ветра: «В их сенях ветра шум и свежее дыханье» (In ramis stridula flatura flat frigore).  

Жаль, что переводчик не счел необходимым интерпретировать XII строфу оригинала:

          Плывет. Куда ж нам плыть?

     Стихотворение заканчивается вопросом, передающим размышления поэта над окружающей его действительностью, что придает произведению философский смысл: «Громада двинулась и рассекает волны (Et moles movitur, infindit undas prora)… Плывет. Куда ж нам плыть?..»

Создание поэтического текста, соответствующего оригиналу по смыслу, форме и своим художественным свойствам, в котором используются все элементы, характерные для стихотворного произведения, включая рифму, требует мастерства и определенной смелости переводчика. В связи с этим попытка А. Куряшкина вместить в стихотворную форму латинского языка исходный смысл, идею замечательного шедевра русской классики, представляется интересной, вполне удавшейся и заслуживающей внимания.

 

 

 



[1] С другими переводами А. Куряшкина можно ознакомиться на странице “Linguaeterna” (http://linguaeterna.combibl/lentus-trans-ru.php).