Забайкальская региональная организации союз переводчиков России
 
  • Переводчик 13, 2013
    Переводчик 13, 2013

  • Переводчик 12, 2012
    Переводчик 12, 2012

 
  • Б. Макаров. Проза
    Б. Макаров. Проза

  • J. Dickinson. Some Poems
    J. Dickinson. Some Poems

Новые переводы поэзии и прозы
Нина Нагибина. Медальоны Серебряного века. Перевод с русского Ольги Стельмак


Переводчик: Ольга Стельмак


Нина Нагибина

 

Медальоны Серебряного века

 

          Фиолетовый и серебро... Доминирующий цвет означает ностальгию и воспоминания, потому что он происходит из голубого (означающего привязанность) и красного (символ страсти). Страстная привязан­ность? Ностальгия по ушедшей эпохе? Может быть.

          Откуда появляется поэтический дар? Вдохновение? В стихотворении «Мелодия становится цветком...» мой любимый поэт Серебряного века, а позднее русского зарубежья Георгий Иванов говорит, что природа долго работает над тем, чтобы где-то когда-то человек написал простые вечные строки. Долго божественная мело­дия перевоплощается в цветок, ветер, песок, ветви ивы, в мотылька... Наверное, вдохновение бродит по миру и озаряет головы безумцев. Недавно озарило и меня, хотя и раньше я чувствовала эти лёгкие прикосновения.

          Стихотворение-медальон – так я определила жанр лирической миниатюры лаконичные четыре строки дают эскизный портрет. Композиция медальона основана на ассоциативности, то есть связывании образов, названий, предметных деталей, читательских впечатлений и т.д. в единый текст. Я думаю, читатель без авторской «подсказки» поймёт смысл стихотворения. А если литература – область ваших знаний, то, возможно, моё восприятие совпадёт с вашим. Если нет? Что ж, каждый имеет право на собственную интерпретацию.

          Почему Серебряный век? Причин несколько. Первая. Знакомство с русской литературой в усечённом виде от «сих до сих» вызвало определённую аллергию на определённых авторов. С середины 80-х годов XX века на нас хлынули произве­дения, которых мы не знали или знали незначительно. «Серебряный период» (не дооктябрьский!) оказался доступным для всех, и началось чтение, изучение, введение в программы разных уровней. Видимо, поэтому пока не написала о Маяковском, которого, по словам Б. Пастернака, вводили принудительно, как картофель при Екатерине. Были интересны другие.

          Вторая причина. Этот период имеет ещё одно название – «русский культурный ренессанс» (Н. Бердяев). Эта историко-культурная метафора отражала происходящее: обновлялась русская поэзия. Модернистские течения обогатили русскую поэти­ческую культуру множеством открытий. На литературном небосклоне появились яркие индивидуальности: А. Блок, А. Ахматова, О. Мандельштам и другие. Сейчас трудно представить русскую поэзию без их шедев­ров. Я знаю тех, кто сам открыл эти имена, кто знает наизусть их лирику. Поэтическим вдохновениям, как драгоценным винам, настал черёд (вспомнили Цветаеву?).

          Причина третья. В пространстве русской литературы Серебряный век – моя любимая эпоха. Кипела литературная жизнь Петербурга. «Башня» В. Иванова на Таврической, 25 соперничала с салоном четы Мережковских. Расцветала философская мысль. А музыка Стравинского? А живопись Бенуа? А танцы Ольги Глебовой-Судейкиной? «Бродячая собака» и «сборища ночные», где читали только что написанное, понимая или не понимая, что  это будет шедевр в русской поэзии. Я зримо представляю события, литераторов эпохи русского модернизма. Их произведения (поэзия, живопись, музыка, театральные поиски) вызывают эстетическое наслаждение, так как их авторы, в оценке Бердяева, «люди утон­чённой культуры».

          Кто они? Наследник поэтической традиции Фета В. Соловьёв, мощный выразитель тенденций Серебряного века Д. Мережков­ский, более всех тоскующий по мировой культуре О. Мандельштам, яркий представитель сатирической поэзии С. Чёрный, «лирический ироник» И. Северянин, будетлянин В. Хлебников, умная красавица Н. Берберова (мемуары  «Курсив  мой»!),  тонкий   поэт  и   оригинальный   художник М. Волошин, стремящийся за пределы своего времени Н. Гумилёв, литературная мистификация – образ Черубины де Габриак...

          Что  же нового было  в  поэзии?   Форма   стихотворной молитвы 3. Гиппиус, музыкальность лирики К. Бальмонта, цветовые и ритмические эффекты в сборнике «Золото в лазури» А. Белого, многозначная символика в лирике И. Анненского...

          Была   мучительная   любовь   и  неприятие   современной России Ф. Сологубом, было отражение трагедии времени в балладах И. Одоевцевой...

          Стихотворение-медальон – всего лишь поэтический фрагмент. Графический набросок. Словесная иллюстрация эпохи на хронологической шкале русской истории. Кстати, эпитет серебряный витал в воздухе, термин назвал поэт и критик Н. Оцуп, он прозвучал у других авторов. Сейчас хорошо известны строки А. Ахматовой:

         И серебряный месяц ярко // Над серебряным веком стыл.

         Читайте. Перед вами литературный небосклон Серебряного века.


Перевод на английский Ольги Стельмак

  

Вячеслав Иванов (1866 – 1949)

 

Знаменитые «среды» на «башне» –

Поэтический отзвук вчерашний.

И хозяин – философ и мистик –

В символизме находит тьму истин.

 

 

Vyacheslav Ivanov

 

Famous “Wednesdays” on the “tower” –

The echo of yesterday’s poetic hour.

Philosopher and mystic – the Master –

Finds truth in symbolic cluster.


 

Иван Бунин (1870 – 1953)

 

Листопада певец несравненный,

Чьи страницы – узор хризантемный.

Запах яблок, пора сенокоса –

Это все сердце русское просит.

 

 

Ivan Bunin

 

The singer of leaves’ fall in autumn

Whose pages – the flowers’ pattern.

Taste of apples, the time of haymaking

That’s what the Russian heart’s taking.


                                             

Иннокентий Анненский (1855 – 1909)

 

Откройте кипарисовый ларец,

И всколыхнется множество сердец.

Смычок слегка струны коснется –

Душа поэта отзовется.

 

Innokentiy Annensky

 

Please, open the cypress box                        

To stir a lot of people’s hearts.

A fiddlestick will touch the string

And the poet’s soul will sing.  


  

Константин Бальмонт (1867 – 1942)

 

Огонь и прочие светила!

И поколенья восхитило,

Как нежно камыши шуршат,

Как плачет и поет душа.

 

Konstantin Balmont

 

Celestial bodies and fire!

Indeed the people admire

The gentle rustle of reeds

That the poet’s soul feeds.  


            

Зинаида Гиппиуc (1869 – 1945)

 

Дама – в розовом, с лорнетом –

В Петербурге средь поэтов.

Хороша необычайно.

Ум, ирония и тайна.

 

 

Zinaida Hippius

                                     

Lady in pink with lorgnette –

In Saint Petersburg she’s a poet.

Fair, ironic, and clever

You’ll know her mystery never.


 

Андрей Белый (1880 – 1934)

 

Искал он золото в лазури,

Рассыпал пепел в новой буре.

Нашел свой идеал? Едва ли.

Лишь облака в туманной дали.

 

 

  Andrey Beliy

 

He longed for gold in the heavens              

And in the storm he scattered ashes.          

Unlikely found what he missed –

But just the clouds and the mists.


 

Велимир Хлебников (1885 – 1922)

 

В дебрях зауми лексической

Виден образ поэтический:

Смехачи остались на страницах

С грустною улыбкою на лицах.

 

Velimir Khlebnikov

 

In the labyrinth of words

You can see poetic chords.

Clowns’ portraits in the book

Have a sad unhappy look.


 

Максимилиан Волошин (1877 – 1932)

 

Его приют – полынный Коктебель.

Крым. Киммерия. Акварель.

Вздыхает океан усталый где-то.

И стих поет и манит дом поэта.

 

Maksimilian Voloshin

 

His dwelling – the wormwood Crimea.

Koktebel. Watercolors. Kimmeria.

Somewhere the weary ocean signs.

And verse to the poet’s house invites. 


 

Анна Ахматова (1889 – 1966)

 

Любовь, печаль. Пейзаж осенний…

И боли темное кольцо.

Перчатка, шаль и три ступени…

Тоской пронзенное лицо.

 

Anna Ackmatova

 

Autumn’s view, sorrow, love

And obscure ring of her  pains                  

Three steps, shawl, and glove

Anguish face forever remains. 


 

Георгий Иванов (1894 – 1958)

 

Мечты на острове Цитера

О горнице, о вереске, садах…

А новый век, столетье, эра

Останутся мелодией в стихах.

 

 

Georgiy Ivanov

 

Dreams on the isle of Tsitera

Of chamber, gardens, and the ling…       

New century, new age, and era

In his poems will sing.


 

Саша Черный (1880 – 1932)

 

Воспитанник «Сатирикона».

Ирония – его икона.

Герои и смешны, и дики.

Им далеко до фокса Микки.

 

 

Sasha Chorniy

 

The pupil of “Satirikon”

Irony’s his best icon.

His funny heroes unlike

Fox Mikki and the like.


 

Осип Мандельштам (1891 – 1938)

 

Гомер. Эллада. Паруса.

Нева и Нотр Дам далекий.

Ах, если б знали небеса,

Как завтра будет одиноко…

 

                                 Osip Mandelshtam

 

Homer. The Sails, and Hellas,

Neva and distant Notre Dame.

Ah, if ‘t was known to the heavens

As lonely ‘t would be some day…


                                                            

Марина Цветаева (1892 – 1941)

 

В Трехпрудном тополь в серебре.

Звон колокольный над Москвой…

И красная рябина в октябре

Наполнена звенящею тоской!...

 

 

 

Marina Tsvetaeva

 

The silver poplars in Trekhprudny

Moscow church bells’ ringing… 

And October gives red ashberry

Full of sorrow that is singing!... 


                                 

Нина Берберова (1901 – 1993)

 

Ах! Мисс Серебряного века!

Любовь – игра и риск побега.

И неожиданно красиво

Прошла в словесности курсивом.

 

 

Nina Berberova

 

Ah, Miss of Silver age!

Love – game, escape’s adventure.        

And in a way so full of grace

She left in poetry her trace.


 

Черубина де Габриак (1887 – 1928)

 

Загадка, сказка, герцогиня,

Бронзоволосая богиня.

Стихов талантливых тетрадка.

И замирает сердце сладко.

 

Cherubina de Habriak

 

Mystery, tale, the duchess,

A bronze hared goddess.

Talented poems’ meaning

And the heart in ecstasy’s singing.